воскресенье, 20 декабря 2015 г.

"Человека жалко!" (М. Зощенко)

  "Человека жалко!" (М. Зощенко)

М. Зощенко

 

Говорят, у нынешних продвинутых старшеклассников совсем другое чувство юмора, не такое, чтобы смеяться над рассказами  М. Зощенко. Проверим?
Делим как обычно класс на группы.


Психологи-социологи
Кто он, герой рассказов М. Зощенко? Каков его социальный статус? Каковы психологические особенности его личности? "Мне хочется передать нужный мне тип, тип, который почти не фигурировал раньше в русской литературе", - писал М. Зощенко. Что это за тип? Были ли предшественники "этого типа" в литературе 19 века?
Лингвисты
"Как человека можно распознать по его обществу, так о нём можно судить по его языку",- был убеждён Д. Свифт, автор известных историй про Гулливера. Так о чём же рассказывает речь героев М. Зощенко?
Критики
Над какими явлениями современной ему действительности смеялся М. Зощенко? Почему он оказался неугоден властям? Что о писателе М. Зощенко было сказано в постановлении ЦК ВКП (б) о журналах "Звезда" и "Ленинград"от 1946 года?
Прокомментируйте слова писателя:
"Мне некого винить. Я попал под неумолимое колесо истории". (М. Зощенко)
"Худо. Все орут, орут. Стыдят в чём-то. Чувствуешь себя бандитом и жуликом". (М. Зощенко)
Биографы
Познакомьтесь с автобиографией М. Зощенко и статьёй критика О. Кучкиной о писателе. Как отражается в них личность писателя? Составьте краткую хронологическую таблицу его жизни и творчества. (Ольга Андреевна Кучкина — прозаик, поэт, драматург, публицист. Автор нескольких книг и многочисленных публикаций в периодической печати. Живет в Москве).
Актёры и режиссёры
 Инсценируем рассказы:
"Любовь"
Вася Чесноков -
Маша -
Мрачная фигура - 
Автор -

"Прелести культуры"
Товарищ Локтев -
Нюша Кошелькова
Василий Митрофанович - 

"Счастливое детство"
Старый старикашка -
Парнишечка - 



Начинаем с конца! 
Предоставляем сцену актёрам и режиссёрам, пытаемся рассмешить и заинтересовать, а уж потом попробуем разобраться во всём остальном, подвести теоретическую базу и поговорить о личности писателя и о своеобразии его творчества.

Вот как представили героев рассказа М. Зощенко "Любовь" ученики 12 класса Настя Гукова, Владимир Черкасов и Алексей Гладштейн.


https://my.mail.ru/mail/vira0502/video/77/79.html

                      Материалы к уроку

                          М.Зощенко  о себе и своём творчестве

1. "Мне хочется передать нужный мне тип, тип, который почти не фигурировал раньше в русской литературе".
2."Обо мне критики обычно говорят как о юмористе, о писателе, который смешит и который ради самого смеха согласен чёрт знает  что сделать из родного русского языка. Это, конечно, не так."
3." Я пишу сжато. Фраза у меня короткая. Доступная бедным."
4."Мне некого винить. Я попал под неумолимое колесо истории".
5. "Худо. Все орут, орут. Стыдят в чём-то. Чувствуешь себя бандитом и жуликом".
6. "При помощи смеха перестроить читателя, заставить человека отказаться от тех или иных мещанских и пошлых навыков - вот это будет правильное дело для писателя".

                       Критики о М. Зощенко
1. "Зощенко первый из писателей своего поколения ввёл в литературу в таких масштабах эту новую, разлившуюся по стране внелитературную речь и стал свободно пользоваться ею как своей собственной речью. Здесь он первооткрыватель, новатор". (К. Чуковский)
2.Для рассказов М. Зощенко характерны "...канцелярские штампы, фразеология нового времени, дурно понятые иностранные слова, идиотические повторы одного и того же слова, завязшего в убогих мозгах, вывихи синтаксиса, алогизм, косноязычие, неуклюжесть, бедность мещанского жаргона". (К. Чуковский)
3. Герой рассказов М. Зощенко - "...вчерашний раб, ещё не превратившийся в человека, обыватель во всей его неприглядной красе". (Д. Мурин)

Прочитайте статью О. Кучкиной о М. Зощенко.  (Ольга Андреевна Кучкина — прозаик, поэт, драматург, публицист. Автор нескольких книг и многочисленных публикаций в периодической печати. Живет в Москве).
 Каким предстаёт перед вами этот писатель? Что показалось вам наиболее интересным? Что удивило? Таким ли вы представляли Зощенко, читая и слушая его рассказы?

«Арестован — 6 раз.
К смерти приговорен - 1 раз.
Ранен — 3 раза.
Самоубийством кончал — 2 раза.
Били меня — 3 раза».
Этот характерный список составлен Михаилом Зощенко со свойственной ему точностью и глубоко спрятанной насмешкой. Над кем? Над собой? Над своей жизнью? Или жизнью вообще?
Большинство знавших его сходились во мнении: красавец. Привычная бедность преодолевалась врожденным изяществом: прямая спина, четкая походка, пластичный жест. «Смуглый, чернобровый, невысокого роста, с артистическими пальцами маленьких рук, он был элегантен даже в потертом своем пиджачке и в изношенных, заплатанных штиблетах», по свидетельству Корнея Чуковского.
Он относился к тем счастливцам, что просыпаются однажды знаменитыми. Он был знаменит, как никто. «Радуга», «Земля и Фабрика», «Огонек», «Пролетарий», «Смехач», «Прибой», «Картонный домик» - не существовало издательства, в котором бы он не печатался. Ему едва перевалило за тридцать, а у него уже начало выходить собрание сочинений! Все книги раскупались молниеносно.

Он почувствовал себя «человеком необыкновенным, героем и авантюристом» после того, как на Кавказе дрался на дуэли с каким-то правоведом. Впрочем, это шутка. Серьезно — юношей он, сын киевского художника, добровольно отправляется на фронт. В 21 год - штабс-капитан. Командир роты, затем батальона, четырежды отмечен за храбрость. Ранен, отравлен ядовитыми газами, получил порок сердца. Между прочим, в его полевой книжке оставались черновики неких «писем женщинам», которые он писал из «действующей армии» неизвестно кому: все очень утонченно, и чувства, и фразы, и все - похоже на других. Не похожим ни на кого он станет не сейчас.
До и помимо войны — бесконечные скитания. В его пересказе: «Был плотником, на звериный промысел ездил к Новой Земле, был сапожным подмастерьем, служил телефонистом, милиционером служил на станции «Лигово», был агентом уголовного розыска, карточным игроком, конторщиком, актером, был снова на фронте добровольцем в Красной Армии».
Возможно, все его действия — в жизни и литературе — продиктованы желанием преодоления себя, борьбой с собственной тоской и хандрой. Они мучили с малых лет, и чем дальше, тем сильнее. Из автобиографической прозы: «Я стремился к людям, меня радовала жизнь, я искал друзей, любви, счастливых встреч... Но я ни в чем этом не находил себе утешения. Все тускнело в моих руках. Хандра преследовала меня на каждом шагу. Я был несчастен, не зная почему... Я хотел умереть, так как не видел иного исхода».
Он и писать начал, чтоб избавиться от черной тоски.

Тоска бывает у тонких, чутких людей. Они чувствуют острее остальных, как пусто и бессмысленно течет жизнь, если ты не творец ее, не творец в ней.
Примечательно его признание, что мрак сменялся необузданным весельем, стоило ему набросать пару слов: «Уже первые строчки смешат меня. Я смеюсь. Смеюсь все громче и громче. Наконец, хохочу так, что карандаш и блокнот падают из моих рук... Переписывая, я продолжаю тихонько смеяться. А завтра, когда буду читать этот рассказ в редакции, я уже смеяться не буду. Буду хмуро и даже угрюмо читать».
Он почти никогда не смеялся на людях. Обнажал ровные белые зубы в улыбке на долю секунды, и все.

Его дело, выраженное в юморе, носило ничуть не шуточный характер. И он отлично это знал. Говорил: «Литература — производство опасное, равное по вредности лишь изготовлению свинцовых белил». Но это общее сображение. Вот конкретное: «Меня всегда волновало одно обстоятельство. Я всегда, садясь за письменный стол, ощущал... если можно так сказать, литературную вину. Я вспоминаю прежнюю литературу. Наши поэты писали стишки цветках и птичках, а наряду с этим ходили дикие, неграмотные и даже страшные люди».
Его открытие — эти люди. Тоже советские. Мы. Смешные, нелепые, грубые, жалкие и страшные. Такие мы мало кому могли понравиться. Вечная проблема большого писателя: он не может врать, он пишет о том, что болит, пусть и смеясь. А облеченные властью желают, чтоб им врали и льстили — про них, про их правление, про их народ. Когда Зощенко вместе с Ахматовой попадет в знаменитое Постановление ЦК партии, отлучающее от литературы, это потому, что партийные вожди не простят писателю ни его славы, ни его правды, ни своего непонимания, ни своего тайного страха перед ним.
Слава не переменила внутреннего катастрофического мироощущения Зощенко. Несчастное состояние усугублялось болезнью сердца и отравлением газами, заработанным на фронте. Он ходил желтый, бессонница и головная боль не оставляли его, как и мысли о смерти. Кто-то заметил о нем: он весь будто вылинял.
У Чуковского был дружеский вечер юмора. После таких вечеров участники оставляли свои записи в знаменитой книге отзывов «Чукоккале». Запись Зощенко: «Был. Промолчал 4 часа».
Знакомый фотограф на Невском, у которого Зощенко скрывался однажды, а может, и не однажды, рассказывал: «Вторую неделю не бреется... сам себе готовит еду... и чтобы ни одного человека! Сидит и молчит всю неделю».
Горький спросил его в первую встречу: «Что вы такой хмурый, мрачный, почему?» Маяковский: «Я думал, вы будете острить, шутить, балагурить... а вы...»
Он начал читать специальные книги по биологии, психологии, гипнозу. Поняв, что его никто не вылечит, решил излечиться сам. И сделал это! В удивительной книге «Перед восходом солнца» можно прочесть историю внутренней душевной погибели и внутреннего исцеления человека, ту историю, что, как правило, остается за семью печатями. Только единицы, такие, как Кант или Пастер, победившие, переделавшие себя, позволили себе открыться. И — Зощенко.
«Зато я каждое, каждое утро просыпаюсь теперь счастливым,— говорил он, улыбаясь по-настоящему.— Каждый день для меня праздник, день рождения. Никогда я не испытывал таких приливов безграничного счастья».
...Осталось, однако, описание их последнего свидания с Чуковским весной 1958 года: «Он приехал ко мне в Переделкино совершенно разрушенный, с потухшими глазами, с остановившимся взором.
Говорил он медленно, тусклым голосом, с долгими паузами, и жутко было смотреть на него, когда он — у самого края могилы — пытался из учтивости казаться живым, задавал вопросы, улыбался».
К прежней душевной ипохондрии писателя это не имело отношения. Это имело отношение к грубому партийному окрику, к запрещению печататься.
Они убили его.

Сказ - это повествование от лица рассказчика, человека с особым характером и складом речи.
Кто после М. Зощенко активно пользовался приёмом изображения своего героя, разговаривая от его лица и сохраняя особенности его речи?
В. Высоцкий
"Милицейский протокол",
"Диалог перед телевизором".

Постановление  ЦК ВКП (б) о журналах "Звезда" и "Ленинград"от 1946 года. Отрывок.

 ЦК ВКП(б)    отмечает,    что    издающиеся   в   Ленинграде
литературно-художественные журналы "Звезда" и "Ленинград" ведутся
совершенно неудовлетворительно.
     В журнале   "Звезда"   за   последнее   время,   наряду   со
значительными  и  удачными  произведениями  советских  писателей,
появилось  много безыдейных,  идеологически вредных произведений.
Грубой  ошибкой  "Звезды"  является  предоставление  литературной
трибуны  писателю Зощенко,  произведения которого чужды советской
литературе.  Редакции  "Звезды"  известно,  что   Зощенко   давно
специализировался  на писании пустых,  бессодержательных и пошлых
вещей,   на   проповеди   гнилой   безыдейности,    пошлости    и
аполитичности,  рассчитанных  на то,  чтобы дезориентировать нашу
молодежь и отравить  ее  сознание.  Последний  из  опубликованных
рассказов Зощенко  "Приключения  обезьяны"  ("Звезда",  № 5-6  за
1946 г.)  представляет  пошлый пасквиль  на  советский  быт  и на
советских людей. Зощенко изображает советские порядки и советских
людей  в  уродливо карикатурной форме,  клеветнически представляя
советских    людей    примитивными,   малокультурными,   глупыми,
с   обывательскими   вкусами   и   нравами.  Злостно  хулиганское
изображение   Зощенко   нашей   действительности   сопровождается
антисоветскими выпадами.
     Предоставление страниц  "Звезды"  таким  пошлякам и подонкам
литературы,  как Зощенко,  тем более  недопустимо,  что  редакции
"Звезда"   хорошо   известна  физиономия  Зощенко  и  недостойное
поведение его во время войны,  когда Зощенко,  ничем  не  помогая
советскому  народу  в  его  борьбе  против  немецких захватчиков,
написал такую омерзительную вещь  как  "Перед  восходом  солнца",
оценка  которой,  как  и  оценка всего литературного "творчества"
Зощенко, была дана на страницах журнала "Большевик".
 

Творческая работа, обобщающая то, о чём шла речь на уроках.
Каков он-герой рассказов М. Зощенко? 

Нарисуйте, как вы представляете себе типичного героя рассказов М. Зощенко.
Покажите на рисунке, как он одет, какая у него может быть профессия, как он говорит (о его речи, пожалуйста, поподробнее!), какой у него характер, как ему живётся.  Придумайте забавную, остроумную подпись к рисунку.

Рисунок ученицы 12 класса Татьяны Павленко



 


Комментариев нет:

Отправить комментарий