воскресенье, 3 января 2016 г.

Тихий юбилей Николая Рубцова


Мое слово верное                         
 прозвенит!
Буду я, наверное,
                          знаменит!
Мне поставят памятник
                               на селе!
Буду я и каменный
                             навеселе!..




И прозвенело! Пусть негромко, зато из самых-самых светлых струн души. На эти звуки откликаешься  нежностью, любовью к тихой России, родной, деревенской, знакомой с детства.
    Сегодня, 3 января 2016 года, исполнилось бы 80 лет русскому поэту Николаю Рубцову, моему земляку. Может быть, поэтому его стихи мне особенно близки и понятны.  Каждый раз думаю: "Почему я не смогла так сказать?! Ведь чувствую точно так же, будто из моего сердца вылились эти простые слова". 
 Мне посчастливилось видеть Н. Рубцова на одной из встреч в Вологде, но тогда я не сумела оценить, кто передо мной: слишком юной была, да и он выглядел уж чересчур просто,  совсем не был  похож на великого поэта:  маленький, худенький, даже щупленький, с лысиной на ещё молодой голове, неважно одетый. Стихи свои читал негромким голосом - в общем, не произвёл, как говорится, впечатления на девицу. Затем слухи о его нелепой смерти... И спустя некоторое время сборник его стихотворений в моих руках... И чудо открытия величайшего поэта.

Вот подборка моих любимых стихотворений Н. Рубцова.

        
             

 * * *

Не надо, не надо, не надо,
Не надо нам скорби давно!
Пусть будут река и прохлада,
Пусть будут еда и вино.
Пусть Вологда будет родная
Стоять нерушимо, как есть,
Пусть Тотьма, тревоги не зная,
Хранит свою ласку и честь.
Болгария пусть расцветает
И любит чудесную Русь,
Пусть школьник поэтов читает
И знает стихи наизусть.




* * *



В минуты музыки печальной
Я представляю желтый плес,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берез,

И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей...

Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала,
Что слишком призраки люблю.

Но все равно в жилищах зыбких —
Попробуй их останови!—
Перекликаясь, плачут скрипки
О желтом плесе, о любви.

И все равно под небом низким
Я вижу явственно, до слез,
И желтый плес, и голос близкий,
И шум порывистых берез.

Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни при чем...
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чем.


Звезда полей, во мгле заледенелой
Остановившись, смотрит в полынью.
Уж на часах двенадцать прозвенело,
И сон окутал родину мою...

Звезда полей! В минуты потрясений
Я вспоминал, как тихо за холмом
Она горит над золотом осенним,
Она горит над зимним серебром...

Звезда полей горит, не угасая,
Для всех тревожных жителей земли,
Своим лучом приветливым касаясь
Всех городов, поднявшихся вдали.

Но только здесь, во мгле заледенелой,
Она восходит ярче и полней,
И счастлив я, пока на свете белом
Горит, горит звезда моих полей...




Зимняя песня

В этой деревне огни не погашены.
 Ты мне тоску не пророчь!
Светлыми звездами нежно украшена
 Тихая зимняя ночь.

Светятся тихие, светятся чудные,
 Слышится шум полыньи...
Были пути мои трудные, трудные.
 Где ж вы, печали мои?

Скромная девушка мне улыбается,
 Сам я улыбчив и рад!
Трудное, трудное - все забывается,
 Светлые звезды горят!

- Кто мне сказал, что во мгле заметеленной
 Глохнет покинутый луг?
Кто мне сказал, что надежды потеряны?
 Кто это выдумал, друг?

В этой деревне огни не погашены.
 Ты мне тоску не пророчь!
Светлыми звездами нежно украшена
 Тихая зимняя ночь...


Расплата

Я забыл, что такое любовь,
И под лунным над городом светом
Столько выпалил клятвенных слов,
Что мрачнею, как вспомню об этом.

И однажды, прижатый к стене
Безобразьем, идущим по следу,
Одиноко я вскрикну во сне
И проснусь, и уйду, и уеду...

Поздно ночью откроется дверь,
Невеселая будет минута.
У порога я встану, как зверь,
Захотевший любви и уюта.

Побледнеет и скажет:- Уйди!
Наша дружба теперь позади!
Ничего для тебя я не значу!
Уходи! Не гляди, что я плачу!..

И опять по дороге лесной
Там, где свадьбы, бывало, летели,
Неприкаянный, мрачный, ночной,
Я тревожно уйду по метели...


Он шел против снега во мраке,
Бездомный, голодный, больной.
Он после стучался в бараки
В какой-то деревне лесной.

Его не пустили. Тупая
Какая-то бабка в упор
Сказала, к нему подступая:
— Бродяга. Наверное, вор...

Он шел. Но угрюмо и грозно
Белели снега впереди.
Он вышел на берег морозной,
Безжизненной страшной реки.

Он вздрогнул, очнулся и снова
Забился, качнулся вперед...
Он умер без крика, без слова,
Он знал, что в дороге умрет.

Он умер, снегами отпетый...
А люди вели разговор
Все тот же, узнавши об этом:
— Бродяга. Наверное, вор.

* * *

Я люблю судьбу свою,
Я бегу от помрачений!
Суну морду в полынью
И напьюсь,
Как зверь вечерний!
Сколько было здесь чудес,
На земле святой и древней,
Помнит только темный лес!
Он сегодня что-то дремлет.
От заснеженного льда
Я колени поднимаю,
Вижу поле, провода,
Все на свете понимаю!
Вот Есенин -
          на ветру!
Блок стоит чуть-чуть в тумане.
Словно лишний на пиру,
Скромно Хлебников шаманит.
Неужели и они -
Просто горестные тени?
И не светят им огни
Новых русских деревенек?
Неужели
     в свой черед
Надо мною смерть нависнет,-
Голова, как спелый плод,
Отлетит от веток жизни?
Все умрем.
Но есть резон
В том, что ты рожден поэтом.
А другой - жнецом рожден...
Все уйдем.
Но суть не в этом...






Вот и вспомнили мы хорошего поэта добрым словом и его стихами. Что может быть лучше для поэта?  И если хотя бы один человек после этого возьмёт книжечку с его стихами, значит, юбилей состоялся, тихий, как его поэзия.



       

Комментариев нет:

Отправить комментарий