среда, 4 января 2017 г.

Педагогический декамерон

На днях прочитала книгу, которая, наверное, всем учителям известна, но как-то проскочила мимо меня. Или я мимо неё? Автор - Евгений Ямбург, директор 109 прославленной школы в Москве. Читала книгу с интересом, хотя сначала собиралась только просмотреть, наивно думая, что и так всё знаю о школьной жизни... Чем меня с моим-то педагогическим стажем ещё можно удивить?!
 Привлекло название - "Педагогический декамерон"
- Где педагогика и где декамерон?! - с сомнением подумала я. Прочитав, оценила такое парадоксальное заглавие. Действительно, в книге так много интересных и узнаваемых историй из жизни школы! Иногда весёлых, иногда печальных, но всегда запоминающихся. Автор с большой теплотой пишет о бывших и нынешних учениках, о ныне работающих и когда-то в прошлом работавших  коллегах. Именно коллегах, соратниках, потому что я не заметила директорского взгляда свысока на неразумных и ничего не умеющих учителей. И  ученики для Евгения Ямбурга - тоже единомышленники, а не предмет для демонстрации своего педагогического гения.
В книге много прекрасных стихов, которые интересны  сами по себе и невольно показывают высочайший уровень культуры и интеллигентности автора книги.
Декамерон, как ему и положено, делится на главы, но обратите внимание, как "вкусно" они  называются:
"Карась-идеалист"
"Не покраснев, лица не износишь"
"Семь разгневанных матерей"
"Счастье просить прощение"
"Директора вызывали?"
"Горе не от ума"

- Эх!- вздыхала я, читая о настоящем школьном театре, об интереснейших уроках. А уж когда речь зашла о школьном юбилее, красочном, весёлом и торжественном, но не пафосном, то подумала: "Везёт же людям! Хоть бы годик поработать с таким директором и в такой школе, где на первом месте не проценты и результаты, а творчество и душа ребёнка!" Вот как описывается юбилей на страницах книги:

 Юбилей проходит на арене Большого цирка на проспекте Вернадского. А где еще можно собрать три с половиной тысячи выпускников? Разумеется, дело не только в количестве поса­дочных мест. Цирк — мое первое место работы и особое празд­ничное состояние души, его очень точно выразил Б. Окуджава в стихах, посвященных Ю. Никулину.

   

   Цирк — не парк, куда вы ходите

   грустить и отдыхать. В цирке надо не высиживать,

   а падать и взлетать, и под куполом,

   под куполом,

   под куполом скользя, ни о чем таком сомнительном

   раздумывать нельзя.

   Все костюмы наши праздничные —

   смех и суета. Все улыбки наши пряничные

   не стоят ни черта перед красными султанами

   на конских головах, перед лицами,

   таящими надежду, а не страх. О Надежда,

   ты крылатое такое существо!

   Как прекрасно

   твое древнее святое вещество: даже если вдруг потеряна

   (как будто не была), как прекрасно ты распахиваешь

   два своих крыла над манежем

   и над ярмаркою праздничных одежд, над тревогой завсегдатаев,

   над ужасом невежд, похороненная заживо,

   являешься опять тем, кто жаждет не высиживать,

   а падать и взлетать.

   

   Но какой же цирк без парада-алле? Под звуки марша по подсвеченной всеми огнями лестнице откуда-то из поднебесья на арену цирка спускаются все педагоги, они постепенно запол­няют арену. Три с половиной тысячи выпускников стоя рукопле­щут своим учителям. Так начинается наш праздник, который мы делаем себе сами. Между прочим, это одна из главных объеди­няющих идей школы, которую мы исповедуем все годы: чем сложнее окружающая жизнь, тем больше должно быть празд­ников. Нервы нам будут мотать все кому не лень, но праздник себе можем сотворить только мы. Тридцать лет это «и жизнь, и слезы, и любовь».

   После торжественного награждения отцов и матерей — ос­нователей школы — наступает грустная минута. Звучит песня: «Опустела без тебя земля». На огромном экране поочередно появляются лица педагогов, не доживших до светлого дня юби­лея. Зал встает, в руках у выпускников зажигалки. Три с половиной тысячи огоньков в притихшем цирке в память ушедших учителей.

   Тем временем шоу набирает обороты. Да-да, не надо стес­няться этого слова. Не юбилейное мероприятие с длинными пресными речами и славословиями в адрес виновников торже­ства, а яркое, запоминающееся духоподъемное зрелище, сде­ланное нами с учетом всех законов восприятия современного человека, избалованного нынешними техническими средства­ми. Но у нашего шоу есть, по крайней мере, два неоспоримых преимущества, заведомо обрекающих его на успех: теплый дружественный зал, воспринимающий все происходящее с ог­ромной отдачей энергии, и непосредственное участие в нем ви­новников торжества. Проще всего, готовя юбилей, последовать традиционной схеме: торжественная часть плюс концерт. Веж­ливые аплодисменты и скучающие лица будут вам наградой. На этом пути не достигнуть эмоционального накала, не высечь иск­ру, из которой возгорится пламя, обжигающее душу. Но ведь в этом и состоит сверхзадача праздника. «А душа, уж это точно, ежели обожжена, справедливей, милосердней и праведней она» (Б. Окуджава). И совсем другое дело, когда в роли дейст­вующих лиц и исполнителей не наемные артисты, а сами педа­гоги и выпускники. Учитель лишь до тех пор остается учителем, пока он не утерял способности удивлять своих воспитанников, даже если им сегодня уже за сорок. Не будем забывать, что ря­дом с ними в цирке сидят их дети, наши нынешние ученики.

   Легко сказать «удивить», да еще на такой специфической площадке, как арена цирка. Это не драматический театр, тут не схалтуришь. Трюк либо получается, либо нет, он, как и работа с детьми, не терпит фальши. Семь потов сошло с нас, пока, на­конец, удалось достигнуть приличного уровня исполнения. Мне самому пришлось в сжатые сроки похудеть на семнадцать килограммов. А как же иначе? На арене пришлось скакать на лоша­ди наравне с юными наездниками и прямо с этой живой «трибу­ны» обращаться с поздравительной речью к выпускникам всех лет. Что делать? Положение обязывает, директор школы всегда должен быть на коне, невзирая на возраст.

   С годами все наши номера и дивертисменты обрастут леген­дами, войдут в мифологию школы, которая будет передаваться из поколения в поколение. Именно на такой мифологии дер­жится корпоративный дух, предопределяющий долговечность существования наиболее успешных компаний и фирм. Вслед за руководителем тряхнуть стариной пришлось и педагогам. Шквалом аплодисментов принял зал их появление в ледовой сюите. Прекрасное скольжение демонстрировали новоявлен­ные фигуристы в возрасте от двадцати пяти до пятидесяти пяти лет. Буквально накануне премьеры во время репетиции одна учительница сломала руку. С полными слез глазами она произ­несла удивительную фразу, которая говорит о многом: «Я вас так подвела».

   Как относиться ко всему происходящему? Как к страннос­тям деспота-директора, принуждающего педагогический кол­лектив с риском для жизни выполнять несвойственные ему функции? Кто-то, наверное, со скептической улыбкой так и оце­нит шутовские наклонности чудаковатого руководителя. Бог им судья. Свою внятную позицию я выразил в финале представле­ния из-под купола цирка.

   

   Снова туда, где море детей.

   Школа, как цирк, с судьбою своей.

    Фальши не терпят ни дети, ни трюк,

   Легких путей не бывает здесь вдруг.

   Полжизни учить — смел и дерзок наш трюк.

   Класс замирает, все смолкает вокруг.

   Зная об этом, дамы в ложах вздохнут,

   Скажут с улыбкой: храбрый шут, добрый шут.

   Педагог, как циркач, так что же?

   Не стремится он стать вельможей,

   И соблазны от нас далеки, далеки,

   Но удачи не так редки.

   За тридцать лет еще мелодия не спета,

   Мой конь, как птица, по кругу мчится.

   Дождем душистым на манеж летят букеты,

   Нет, не закончен еще наш век,

   Но ускоряет все же время бег.

   Цветы роняют лепестки на песок,

   Никто не знает свой отмеренный срок.

   Сквозь годы было нам пройти суждено,

   Мы снова вместе, значит — все за одно.

   О, радость греться у такого огня,

   Биенье сердца не удержишь, любя.

   И это счастье, я скажу, не тая,

   Всегда быть в школе — судьба моя!

   

   Должен заметить, что петь с трапеции крайне неудобно, но чего ни сделаешь, чтобы подняться на недосягаемую высоту. Мы с коллегами сделали это без посторонней помощи.
Здорово, правда? А стихи какие! Потрясающие!
   

   
    Что ещё меня подкупило в книге? То, что директор и учитель Евгений Ямбург не выглядит в ней всё умеющим и всё понимающим человеком. Да, не скрывает он, бывают и ошибки, и просчёты - такова реальная жизнь. Но они тоже делают нас мудрее.
Коллеги! Уважаемые родители! Если вы тоже проскочили мимо этой умной книги, вернитесь! Получите удовольствие от беседы с умным, талантливым человеком. Вот вам ссылка:
http://www.libros.am/book/read/id/368029/slug/pedagogicheskijj-dekameron

Комментариев нет:

Отправить комментарий