четверг, 2 февраля 2012 г.

Варлам Шаламов. Плата больше, чем жизнь

Судьба не бросала меня на тот край, по которому пришлось пройти Варламу Шаламову, и не просто пройти, а прожить там огромную горькую часть своей жизни. Дорогую плату взял с него 20 век, названный другим мучеником ГУЛАГа поэтом Осипом Мандельштамом "веком-волкодавом". Плата Осипа Мандельштама - жизнь. Плата Варлама Шаламова - вера в человека. Трудно сказать, какая из них страшнее.
   Человек с грязной вафельной тряпкой на шее, без нижнего белья, привыкший стоять по колено в серой каменной  яме, когда по спине хлещут холодные плети дождя, человек, изо дня в день, из года в год вылизывающий миску, привыкший обходиться без ложки, изъеденный вшами, доведённый до полусмерти побоями, холодом и голодом - таков герой рассказов Шаламова.
 Герои этих рассказов так похожи друг на друга! Кажется, разные у них только фамилии - слабое напоминание о прошлой человеческой жизни: Глебов, Багрецов, Замятин, Поташников... Здесь, на краю бездны, у них нет имён, а есть безразличие ко всему,  кроме желания согреться и насытить себя.
 Но страшусь, не хочу верить, что прав писатель, который заглянул в бездну и понял: человек опаснее дикаря, животное с единственным инстинктом - инстинктом выживания. "Три недели тяжёлой работы, холода, голода, побоев - и человек становится зверем",- убеждает меня автор. Как с этим знанием жить? Может быть, поэтому стараюсь  во что бы то ни стало найти в рассказах людей. Людей, а не животных! И нахожу.
   Разве животное служит обедню в серебряном лесу? Разве спасается любимыми стихами? Предупреждает других об опасности? Да и сам Варлам Шаламов своей трагической жизнью доказал, что не всякий человек опаснее дикаря. Сумел же он не превратиться в животное, безразличное ко всему! Выжил, сохранив не только измученное тело, но  и израненную, но живую душу. "Кричу, угрожаю, плачу. И слёз мне не остановить. Только после, кончая рассказ, я утираю слёзы." Это строчки из письма Варлама Шаламова о том, как он, страдалец за всё человечество, писал свои рассказы - картины из ада. "Мне нужно сжечь себя, чтобы привлечь внимание",- горько сказал писатель. Но готовый услышать, услышал. Рассказы, короткие и сильные, как пощёчины, способны пробудить в людях сострадание, добро, желание оставаться человеком в любых обстоятельствах.
   Удивляет, как отстранённо, будто стесняясь слёз, он рисует картины человеческого абсурда, ставшего обыденностью. И от этого становится ещё страшнее. И возникают передо мной страницы летописи, создающие  серую мозаику жизни на Колыме, где промерзали и тела, и души. Мне просто повезло, что в моей жизни ничего подобного не было. Смешно жаловаться на судьбу, столкнувшись с проблемами в благополучной, в общем-то, жизни. Я думаю об этом, читая его рассказы.
   Кроме безумной жалости к Варламу Шаламову, встретившему свой последний час в одиночестве на больничной койке, я испытываю к нему безграничное уважение за героическую попытку достучаться до человеческого в человеке. Это так непросто! "Одинаково одиноко",- сказал писатель. Какими безрадостными, наверное, были его последние мгновения, мгновения Человека, потерявшего веру в людей. Страшную плату взяла с него Судьба, плату больше, чем жизнь.

4 комментария:

  1. Как же мне это понравилось,Эльвира Георгиевна!

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо, Юля! Я очень рада.Заходите ко мне в гости почаще.

    ОтветитьУдалить
  3. Обязательно! Завтра же и забегу из 203 в 303! И про "Неадекватного Монтигомо" грустно читать: в моём детстве даже слово "неадекватный" заменялось другим...вполне адекватным для того времени! Наивно надеюсь, что мы были тогда счастливее... И детей жалко, таких АДЕКВАТНЫХ во всём: ни тебе в снег с дерева прыгнуть, ни ручку металлическую лизнуть в мороз!

    ОтветитьУдалить
  4. Юля! Вот и встретились! Хотя бы в виртуальном пространстве. Рада видеть тебя среди посетителей моего блога.

    ОтветитьУдалить