вторник, 19 июня 2012 г.

Эх, мы, недотёпы! Размышления о пьесе А.П. Чехова "Вишнёвый сад".

Работа талантливой ученицы Марии Самбуренко, посвящённая раздумьям о пьесе А.П. Чехова "Вишнёвый сад"

                                                
                                                        Раздался вежливый стук в мою лаборантскую.
-Эльвира Георгиевна! А Маша иллюстрацию нарисовала к "Вишнёвому саду"!
-Интересно! Покажите-ка!- говорю я и в воображении представляю: вишнёвый сад в цвету, гуляющие люди, часовенка, скамейка...И тут я увидела!!! То ли глаз, то ли старинный челн. Загадочные письмена. Окно, через которое едва пробивается свет... И маленькие испуганные человечки, выглядывающие из темноты и плывущие куда-то в пространстве и времени.Они сами не знают куда и не знают зачем. Выглянули на мгновение из мрака по чьей-то воле и исчезнут во мраке.  И так мне их жалко!  Так грустно и страшно! И хочется, чтобы вышли они из темноты, перестали бояться и поверили, что тот, кто всё видит, поможет им, а старинный челн вынесет на свет.
Может, вы увидели в картине что-то другое? Как и в пьесе "Вишнёвый сад"? Ведь талантливое произведение, на мой взгляд, всегда повод поразмышлять о себе и о мире, поэтому оно не может быть прочитано одинаково. Чем талантливее произведение, тем глубже подтекст и шире поле для размышлений. Но  способен к этому только тот, у которого внутри есть глубина, как у Маши, моей дорогой ученицы.
   С тех пор я начинаю уроки по пьесе Чехова "Вишнёвый сад"  с работы Маши Самбуренко. Правда, я не говорю, что картина связана с пьесой. Просто прошу написать существительные, которые появляются в воображении, когда рассматриваешь картину. Затем они пишут прилагательные, потом создают миниатюру. Читаем их по кругу. Без комментариев. Интересные получаются миниатюры, глубокие. Возвращаемся к ним после прочтения "Вишнёвого сада", но они сразу задают нужный градус для разговора.
    



Жизнь-то прошла, словно и не жил. Эх, ты, недотёпа!

"Вишнёвый сад" А.П. Чехова. Одно из самых загадочных произведений в мировой литературе, несмотря на множество трактовок. Пьеса осталась для меня загадкой и по сей день, но попробую выразить свои мысли о ней.

   "Вишнёвый сад" - это глубокие раздумья человека, уходящего из этого мира, о жизни и смерти, о людях, которые никак не научатся жить осмысленно, по-человечески, а всё живут, будто черновик пишут, где всё глупое можно стереть и начать заново, о людях, запутавшихся в паутине обыденности, - о недотёпах, одним словом. Недотёпой называет себя в финале Фирс /кстати, что это? Имя? Фамилия? Прозвище?/, но разве то же самое не мог бы сказать о себе каждый из героев пьесы?
  "Жить мне или застрелиться?"- никак не может решить для себя горе-Гамлет  Епиходов. Хотя, скорее, он больше для других задаёт этот вопрос. "И кто я? Откуда?"- потерянно спрашивает Шарлотта. О счастливой жизни тоскует пока ещё живая душа Лопахина. Душе мало шуршания купюр, её не насытишь восклицанием "За всё могу заплатить!" Между вишнёвым садом и Парижем мечется Любовь Андреевна, вся в грёзах о красивой любви. Так хочется любить, а некого, кроме подлеца, способного только брать.
   Странно: почти все герои пьесы рассуждают о смысле жизни, о счастье, о любви, о будущем. Почему же так бледно и безжизненно их настоящее? Все стремятся жить ярко, красиво, но как? Что для этого сделать? Купить револьвер или ружьё? Съесть полведра огурцов? Проглотить пригоршню пилюль? Влюбиться? Махнуть в Париж? Застрелиться?! Хватить топором по вишнёвому саду? Упиться до смерти шампанским? Раздеться хоть раз САМОМУ, без помощи Фирса? У каждого свой смертельный прыжок, у каждого сальто-мортале!
   А время течёт...Об этом напоминают могильные плиты, превратившиеся в камни, об этом тихо шепчет часовенка, старая скамья, состарившийся вишнёвый сад, комната, которая когда-то была детской, столетний шкаф.... Время утекает сквозь пальцы, как вода. Приходят и уходят поезда, родятся и умирают люди... "Который час?"- спрашивает Лопахин. Время уносит жизнь.Чем она была наполнена? Деньги, аукционы, бильярд, леденцы, сигары, шампанское, фокусы и символ пустоты, пошлости и практичности ОГУРЕЦ!
   А какими звуками наполнено пространство пьесы! Скрипят сапоги Епиходова, хрустит огурец Шарлотты, звенят рассыпавшиеся золотые, звякают ключи, брошенные Варварой, слышится звук лопнувшей струны, раздаётся безжалостный стук топора. Исчезает красота. Никому она оказалась не нужна по-настоящему. И слова, слова, слова, улетающие в никуда, ибо никто никого не слышит. Не соединяют они маленьких, смешных человечков.Одинокие партии не сливаются в единый хор. Двигаются игрушечные фигурки, заблудившиеся в пространстве,разыгрываются игрушечные страсти, и остаётся на сцене всеми забытый, никому не нужный человечек. Забытый, как вещь! Эх, вы, недотёпы!
    Смешно или грустно смотреть на не нашедших себя людей? Смешно или грустно наблюдать, как люди свою жизнь превращают в пародию? Умирают от шампанского, теряют состояние на леденцах, вместо прекрасных слов любви произносят нелепое "М-е--е", а печальные мысли облекают в пустые комические фразы. Забавно, если думать, что это не про твою жизнь. А если про твою?! А если ты такой же недотёпа, как они?  Эх. мы, недотёпы!

Мне не по себе от того, что я вычитала в пьесе Чехова. Всё время  мучает мысль: неужели  он и себя имел в виду? Или только нас хотел научить жить иначе, чем герои его последнего произведения - завещания? Не знаю.

6 комментариев:

  1. Ответы
    1. Спасибо,Незнакомец или Незнакомка. Коротко, но ёмко. А как вы поняли пьесу? Очень интересно было бы узнать.

      Удалить
  2. Анонимный28.07.2012, 13:49

    Читая Вашу элегантную миниатюру....мне подумалось, что герой Епиходова получает интересное продолжение в стихотворении Томаса Стернза Елиота «Любовное письмо Альфреда Дж. Пруфрока», в котором влюбленный Пруфрок (тоже недотёпа, тип «маленького человека», анти-героя, анти-Гамлета в данном случае) никак не осмелится признаться в любви своей пассии. Он крайне смущен и боится, что женщины в салоне заметят его лысеющую голову, его короткие брюки, ему страшно съесть персик (подумайте как «прилично» съесть персик!). Он вопрошает: смогу ли я мирозданье потревожить? а стоит ли вообще, если Она скажет после: «Это всё не то, это совсем не то, чего я хотела...». Вот довольно сносный перевод, может, оно Вас совсем не впечатлит, но я рискну. Итак, за неимением лучшего: http://www.stihi.ru/2003/05/13-50

    Маска

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо, Маска, за такой неожиданный поворот.Познакомилась с переводом и подумала, что тут всё дело в той самой смутной и неясной тоске, знакомой каждому из живущих.(Засомневалась вдруг: может, не каждому?)И в страхе быть непонятым, осмеянным, то есть по сути в страхе жить."Как бы чего не вышло!"- тоже чеховская тема. Вдруг заметят только лысеющую голову и коротковатые брюки. Только у Чехова всё выглядит проще, будничнее и оттого трагикомичнее. Его герои не в состоянии осознать и тем более красиво словесно выразить тоску по чему-то неясному. Получается тоска в лучшем случае на уровне знаменитого монолога Шарлотты или на уровне "Ме-е-е!" Лопахина. В общем, тоска на разных уровнях, не сознающая себя тоской.В стихотворении всё иначе. Перевод мне показался интересным, свободным и будто бы незавершённым в смысле шлифовки. Ещё раз спасибо.Буду теперь интересоваться Вашим необычным творчеством.

    ОтветитьУдалить
  4. Анонимный30.07.2012, 15:32

    Да, не из чего выбирать, к сожалению. Хороших переводов английской поэзии (в особенности современной) мало, да и вообще отношение к ней как у читателя к английскому саду Григория Ивановича Муромского (Шекспир не в счет). В этом, например, один из самых красивых текстов английского модернизма выглядит изрядно потрёпанным, после того, как переводчик «намахался» с ним. Французкая поэзия в выигрыше, особенно символисты, есть много хороших переводов Малларме и Валери.
    Даже и не поделиться любимой поэзией по-настоящему... вот, например, у Филипа Ларкина есть стихотворение чем-то схожее с Вашим (там, где ветер за окном напоминает о своей вечности - не могу его найти теперь...или мне показалось, что оно было???), правда не такое жизнеутверждающее. Aubade (обада, в противопожность серенаде) – предрассветная песнь, дословно - песнь для спящей женщины) –гимн страху смерти. Лирический герой просыпается в четыре часа утра и лежит и размышляет о жизни и смерти, уставившишь в предрассветный полумрак:
    Весь день тружусь, а виски — перед сном.
    Во мрак вперяюсь вновь уже в четыре.
    Свет, знаю, созревает за окном,
    пока же вижу то, что вечно в мире:
    смерть, что подобралась на сутки ныне
    и мыслей не оставила в помине,
    кроме одной: когда и где — я сам?
    Вопрос напрасен, но, как вспышка, слово
    небытие пронзает снова,
    хлеща в потёмках плетью по глазам.

    Сознанье слепнет. Дело не в вине —
    любви не дал, добра не сделал, шало
    растратил дни впустую, — но и не
    в обиде, что отпущено так мало:
    бывает, жизнь томит и в середине;
    нет, дело в окончательной пустыне
    исчезновенья: устремляясь к ней,
    ни здесь, ни где-то не пребудем боле,
    подобное не в нашей воле —
    нет факта достоверней и страшней.

    Уловок, чтоб тот страх оставил кровь,
    не существует. Не поможет веры
    парчовый, молью траченный покров,
    ни формула, что любят лицемеры:
    нет страха перед чем-то, что вне чувства.
    То и страшит, что всё пребудет пусто,
    не трогая ни базовых пяти,
    ни прочих чувств, без коих все мы нищи,
    ни мыслям не давая пищи, —
    наркоз такой, что впредь не отойти.

    Не отпускает холод даже в зной:
    скользит по кромке зренья бокового,
    порывы кроя плёнкой ледяной.
    Пусть не случится многого иного,
    но смерть, она отменно держит слово;
    тому, кто понял это без спиртного
    и без людей вокруг, несдобровать:
    жуть будет жечь углями из жаровни.
    Отвага хороша для ровни.
    Восстал ли, взвыл ты — смерти наплевать.

    Свет спальню проявляет не спеша.
    Всё просто, словно шкаф. Всегда мы знали:
    того, чему противится душа,
    не избежать. Одно грядёт в финале.
    Меж тем к звонкам все офисы готовы
    и примеряет нехотя обновы
    мир, что запутан, дважды сдан внаём.
    Нет солнца, небо белое, как глина.
    Опять зовёт работ рутина.
    И почтальоны, как врачи, — из дома в дом.
    В третьей строфе, где «лицемеры», имеется в виду аргументы ученого мира, в особенности биологов, (противопоставленные идее о бессмертии души) что мы - рациональные существа и не должны бояться того, чего не почувствуем. Ларкин, в духе британской традиции эмпиризма, коварно задаёт вопрос: а может, мы именно этого и боимся, что «не почувствуем»? Может, нас пугает не абстрактная неизвестность, а то, что мы не сможем видеть, слышать, дышать, к чему-то прикасаться, ощущать прикосновения, чувствовать вкус и запах, думать, любить... Может от этого тоска? И снова запускается мир, с небом белым, холодным, липким и вязким как глина? сильнее ли сама жизнь (биологическая, чувственная) жизни осмысленной, наполненной значением? (надо заканчивать, а то Вы пожалеете, что меня пригласили!)
    М

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Прочитала стихотворение Филипа Ларкина и поняла, где тоска на уровне "Ме-е-е!" В моих стишках! Хорошо, что я вовремя убрала то, что Вы пытались вспомнить и процитировать.Оказалось, то, что я чувствовала, можно выразить глубоко и изящно. Что ни строка, то яркий образ и новый поворот мысли. А я ведь не знала этого автора. Чувствую свою ограниченность. Исправлю этот пробел срочно. И спасибо Вам за это счастье узнавать новое. В том числе и Вас, мой интереснейший собеседник.
      Я вот думаю: может, люди, глубоко и по-настоящему верующие, не испытывают тоски? Душа бессмертна, и страха нет. Но ведь Человек - это не только душа. Да и что такое душа? И почему меня не утешает бессмертие души?

      А ночью, один на один с мирозданьем,
      Когда отлетит шелуха суеты,
      Ты просишь не славы, не денег, не знания.
      Лишь вера нужна... Но не веруешь ты!

      Может, в этом всё дело? Как перепрыгнуть из долгих лет атеизма в веру? Из одного сознания в другое? У некоторых это неплохо получается, у меня нет.

      Это опять моя слабая попытка выразить невыразимое.

      Удалить