понедельник, 20 декабря 2021 г.

"Светлая и тёплая книга о трогательном...человеке". Д. Рубина "Маньяк Гуревич"

 


Декабрь. Ещё более короткие серые дни. Серая каша под ногами и сверху, усталость от "Новостей", книги о человеческих страданиях и безысходности, которые то и дело попадают в поле моего чтения, страх за себя и за близких...Замкнутый круг.

И вдруг! Случайно вижу предисловие автора к своей новой книге:

 "Мысль написать такую вот светлую и тёплую книгу о трогательном, хотя и нелепом в чём-то человеке пришла мне в начале тягостных месяцев проклятой пандемии. Я вдруг поняла, что читателю и так тяжко дышать, и так тесно жить; что его и так сейчас сопровождают болезни, горести и потери; читатель инстинктивно ищет в мире книг такое пространство и такую "температуру эмоций", где он мог бы не то что спрятаться, но войти и побыть там, легко дыша, пусть и грустя, но и улыбаясь".

Да это же как раз то, что мне надо! Думаю, не только мне. Лекарство от мрачного настоящего. Бальзам надежды. Свет как витамин от печали, живая вода нужных слов. С таким ощущением я начала читать новое произведение Дины Рубиной со странным названием "Маньяк Гуревич". Название отталкивало - предисловие манило и победило.

Часть первая. 

Детство Гуревича. Родимая обитель

Первая часть рассказывает о детстве   Семёна Гуревича в необычной, но прекрасной семье. Книга  увлекла с первой строчки сочетанием доброты и юмора: "Семья была врачебная, и это определяло всё - от детских игр до трагической невозможности нащёлкать градусник до 38.  Но с мамой и не забалуешь: резкая, властная, она каждому воздавала по заслугам и мнения при себе не держала: если сделал что-то умно и ловко, это у неё "нормально", Если плохо, пеняй на себя. Спросит только: "Ты идиот или прикидываешься?". "Нет, я не прикидываюсь, - возражал торопливо сын."

 Колоритные образы матери и отца, бабушки и дедушки, а также школьных друзей легко запоминаются.  Запоминаются, а иногда заставляют смеяться эпизоды из жизни замечательной семьи, в которой такие разные люди живут весело, уважая и любя друг друга и всех, кто их окружает. Поймала себя на мысли, что давно я не смеялась в голос, читая книгу. И не грустила так откровенно, читая о происшествии после новогодней ёлки в особняке Монферрана, что на Большой Морской. Да и цыплячьи и куриные приключения чего стоят! В них смешалось комическое с трагическим. А каково происшествие на карусели в выпускном классе! "Крылатые качели", одним словом.

На страницах книги живёт своей жизнью Ленинград во всём его многообразии - город, который придётся покинуть в трудные для всех девяностые годы повзрослевшему Семёну Гуревичу со своей семьёй.  Тяжело покинуть, ведь тут прошло и детство в коммунальной ленинградской квартире, и прогулки с друзьями по ленинградским улицам, и оздоровительная  дачная жизнь на съёмной веранде за городом, и поездки в Прибалтику за отдыхом и "качественным прибалтийским трикотажем".

Вторая часть. Неотложные годы

Сын пошёл по стопам родителей, тоже выбрав профессию врача. Одна из частей произведения рассказывает о его работе на подстанции скорой помощи, или в неотложке. 

"Работа интересная, познавательная: и соображалку развивает, и точность рефлексов оттачивает, и муштрует все реакции медработников; а горизонты раздвигает - ошеломляюще. Во все стороны..."

Тут, как пишет автор, "каждый случай - приключение, сюжет для небольшого рассказа". Но это кому как, конечно. Я, честно сказать, не любитель читать про такие приключения, где "больница не желает отвечать за чужих мертвяков", чтобы не портить статистику, а герои сюжетов - одинокие мужчины, отравившиеся "склизкими" пельменями, дряхлые старушки, умирающие в женских банях, тонущие в собственных ванных, потому что "сосуды слабые, сердечко цыплячье", дед, не дождавшийся помощи , потому что фельдшер вместо зонда принес из машины зонт, ну и выпавший при транспортировке искусственный глаз старухи... Жалко до слёз беззащитных бедных  людей, которых так пренебрежительно называют стариками, старухами, алкашами и психами. Да, ранят меня в последнее время подобные детали. 

Часть третья. Психиатрия-матушка

 И не люблю я описания буйных и смирных клиентов психиатрической клиники, где работал врач-психиатр Семён Гуревич. Особенно страшное впечатление произвело на меня описание судьбы "бывшего аспиранта философского факультета Ленинградского университета Николая Шелягина, а ныне пациента психиатрической клиники с диагнозом "шизофрения", потому что разве здоровый человек захочет бежать из СССР, пытаясь перейти финскую границу?! 

Валяй, калечь мою судьбу,

Руби мою лозу!

..но после смерти я в гробу

Отсюда уползу.

В земле проделаю дыру

Незримый, как ЧК.

И если весь я не умру,

То знай, что здесь я не умру.

Прощай же.

Тчк...

Так "лечили" в психиатрических клиниках неугодных и неудобных. Страшно читать  о сломанных судьбах. 

Эта часть книги явно нарушала обещание автора, данное в предисловии. По крайней мере, для меня, поэтому перейду к четвёртой части.

Часть четвёртая. Лимонное деревце во дворе

"Девяностый год двадцатого столетия...

Миллион народу встал на крыло и перелетел в другой ареал обитания."

Среди вставших на крыло оказалась и семья Семёна Гуревича. Всё пришлось начинать с нуля, чтобы выжить и вырастить детей на новом месте: выучить язык, заработать денег на еду тяжёлым физическим трудом: мыть в ресторане посуду, выдёргивать сорняки  под тропическим дождём, ухаживать за пожилыми... пока не подтвердишь, что можешь работать врачом. Но эта часть не только о трудностях новой жизни, но и доброте, стойкости, чувстве юмора семьи Гуревича и тех, кто им помогал в это время.

В эти страшные годы в Израиль уехала с двумя маленькими детьми моя племянница. Не жалуясь на трудности, она, как и герои книги Д. Рубиной, вырастила там детей, основала движение "Вместе мы - сила!", вместе с другими неравнодушными людьми помогает тем, кому тяжело. Я рассказываю о ней с гордостью, ведь и сейчас, в предновогодние дни, она с друзьями  устраивает праздники во многих семьях Израиля. Я вспоминала о ней, когда читала последнюю часть произведения "Маньяк Гуревич". 

Подводя итог, скажу, что только первая часть романа оправдала мои ожидания от вступления. Она наиболее светлая, может, потому, что детство и юность чаще всего пронизаны для нас светом, когда мы вспоминаем о них на закате жизни. Разочарована ли я остальными частями? Конечно, нет! Жизнь наша наполнена светом и тьмой, важно верить, что света больше. И я поверила! Книга не оставляет ощущения безнадёжности, наоборот, она внушает веру, что есть в мире настоящая дружба, неиссякаемая любовь и бывают семьи, как надёжная гавань, где тебе с огромной любовью скажут: "Ну, ты маньяк, Гуревич!"

-Эй, Гуревич! А почему глаза мокрые? Ты что, опять меня хоронил, Гуревич?

- Да ладно тебе, это автобусы. Такую пыль вздымают, - не проморгаться...

Вот такая она, негасимая любовь, без красивых слов, но одна на всю жизнь.

Давно я не читала такой тёплой книги.  Советую!




2 комментария:

  1. Спасибо, Эльвира Георгиевна:) Обязательно прочту: люблю Рубину и Вам доверяю!

    ОтветитьУдалить
  2. Елена, надеюсь, что не разочаруетесь. Спасибо за комментарий.

    ОтветитьУдалить